.RU

Возвращение Шерлока Холмса - страница 7



Холмс, прочтя письмо. - В этом деле больше интересных особенностей и

возможных осложнений, чем я думал сначала. Пожалуй, не мешает мне провести

один день на лоне природы. Поеду-ка я сегодня во второй половине дня и

проверю на месте несколько имеющихся у меня теорий.

День Холмса на лоне природы кончился неожиданно: он вернулся поздно

вечером с рассеченной губой и кровоподтеком на лбу, не говоря уже о том,

что весь его вид был таков, что, право, Скотленд-Ярд мог бы вполне

заинтересоваться им самим. Приключения, пережитые им за день, видимо,

доставили ему огромное удовольствие, и он хохотал от души, рассказывая о

них.

- Я веду сидячий образ жизни, и немножко размяться на свежем воздухе

очень полезно, - сказал он. - Вам известно, что я неплохо владею старинным

английским видом спорта - боксом. Это мне очень пригодилось. Иначе все

могло бы кончиться очень плохо.

Я стал просить его рассказать, что произошло.

- Я нашел тот кабачок - помните, я советовал вам начать с него - и

обиняками задал хозяину несколько вопросов. Болтливый хозяин рассказал мне

все, что меня интересовало. Оказалось, что Уильямсон, седобородый

обитатель Чарлингтон-холла, живет совершенно один, не считая, конечно,

прислуги. Есть слух, что он был священником. Однако два случая,

происшедших за время его короткого пребывания в этой усадьбе, показались

мне странными для священника, и я навел справки в церковном управлении.

Мне ответили, что действительно, священник такой есть, но репутация у него

самая дурная. Хозяин еще рассказал мне, что к этому Уильямсону на субботу

и воскресенье съезжается веселая компания, особенно выделяется один

джентльмен с рыжими усиками по имени Вудли - он в Чарлингтон-холле

завсегдатай. Только он это произнес, дверь отворилась, и вошел мистер

Вудли собственной персоной - он пил пиво в соседней комнате и слышал весь

наш разговор. Он тут же набросился на меня. Кто я такой? Что мне надо?

Какого черта я им интересуюсь? И давай сыпать самыми отборными

ругательствами. Закончил он этот поток коротким, но сильным ударом. Я

увернулся, но не совсем удачно. Зато следующие несколько минут были

восхитительны Вудли замахнулся второй раз, но его предупредил мой удар

прямой левой. Что касается меня, результат у вас перед глазами. Зато

мистера Вудли пришлось свезти домой в телеге. Так закончилась моя

прогулка; я должен признаться, что если не считать огромного удовольствия,

полученного мной лично, польза от моего пребывания на границе с графством

Суррей почти такая же, как от вашей поездки!

В четверг пришло еще одно письмо от нашей клиентки.

"Вас не удивит, конечно, м-р Холмс, - писала она, - что я оставляю

дом м-ра Каррутерса. Даже большое жалованье не может возместить

создавшееся неприятное положение. Коляска и лошадь наконец доставлены, и

если раньше безлюдная дорога и была опасной, то теперь этой опасности нет.

Я вынуждена оставить дом м-ра Каррутерса не только потому, что чувствую

себя с ним неловко, но и потому, что тот отвратительный человек, о котором

я вам говорила, мистер Вудли, появился опять. У него всегда была

отталкивающая внешность, но теперь он просто страшен. С ним, вероятно,

произошел несчастный случай: все лицо у него распухло. Я видела его в

окно, но, к счастью, не встретилась с ним. Он долго говорил о чем-то с

м-ром Каррутерсом, которого сильно взволновал этот разговор. Очевидно,

Вудли живет поблизости, потому что он не ночевал в доме, а утром я его

увидела опять - он пробирался через кусты. Если бы по саду бродил дикий

зверь, то я, право, была бы меньше испугана. Трудно передать то омерзение

и тот страх, которые этот человек во мне вызывает. Как может м-р Каррутерс

выносить его хотя бы одну секунду? Впрочем, все мои треволнения кончатся в

эту субботу".

- Будем надеяться, Уотсон, будем надеяться, - сказал Холмс мрачно. -

Очевидно, сети очень сложной интриги плетутся вокруг этой молодой женщины,

и наша задача - проследить за тем, чтобы никто не тронул ее в субботу. Я

думаю, Уотсон, нам придется выкроить время и поехать с вами вместе в

субботу, не то наше интересное, хотя и незаконченное расследование может

оказаться историей с грустным концом.

Признаюсь, что до сих пор я не относился слишком серьезно к этому

делу. Мне оно казалось странным, причудливым, но никак не опасным. Ничего

не было удивительного, что незнакомец искал случая встретиться с

хорошенькой девушкой. Как можно считать его опасным, если у него не

хватало храбрости приблизиться к ней и он обратился в бегство, когда она

сама попыталась сделать это! Негодяй Вудли был человек иного сорта, но

после того единственного случая, о котором она нам рассказала, он оставил

ее в покое, и когда он опять зашел к Каррутерсу, он даже не встретился с

ней. Велосипедист был, без сомнения, один из воскресных гостей

Чарлингтон-холла, о которых говорил хозяин кабачка; но кто он такой и чего

добивался, оставалось неясным. Я понял, что за всеми этим непонятными

событиями может скрываться трагедия, только когда увидел, как Холмс,

настроенный очень серьезно и решительно, уходя, сунул в карман револьвер.

Дождь кончился, и утро было великолепное. Наши глаза, уставшие от

светло-серых, темно-серых и желтовато-серых тонов Лондона, впивали краски

поросшей вереском пустоши с островками цветущего дрока, ярко горевшего на

солнце. Мы шли с Холмсом по широкой песчаной дороге, наслаждаясь утренней

свежестью, веселым щебетаньем птиц и запахами весны. Дорога пошла в гору.

С гребня Круксбери-хилл мы увидели старый, мрачный Чарлингтон-холл. Его

трубы ощетинились среди старинных дубов, и все же деревья были моложе, чем

дом, который они окружали. Дорога вилась красновато-желтой лентой между

коричневой пустошью и распускающейся зеленью леса. Холмс указал вперед на

черную точку, появившуюся вдали. Коляска! Она двигалась нам навстречу.

Холмс воскликнул с досадой:

- Я рассчитал время так, чтобы у нас было в запасе лишних полчаса! Но

если это ее коляска, то, значит, она спешит к более раннему поезду, и я

боюсь, Уотсон, что она проедет мимо Чарлингтона прежде, чем мы до него

доберемся.

Дорога пошла вниз, и коляска скрылась из виду. Мы бросились вперед. Я

начал задыхаться - вот что значит сидячий образ жизни! Холмс, напротив,

был в прекрасной форме: его поддерживал неистощимый запас нервной энергии.

Шаг его оставался все таким же быстрым и пружинистым. В сотне ярдов от

меня он вдруг остановился, и я увидел, как он в отчаянии махнул рукой. В

то же мгновение из-за поворота показалась пустая коляска, лошади несли во

весь опор, и вожжи волочились по земле.

- Опоздали! - закричал Холмс, когда я подбежал к нему, тяжело дыша. -

Надо же быть таким идиотом! Не подумать о предыдущем поезде! Они похитили

ее, Уотсон, похитили! А может быть, убили! Бог знает, что произошло!

Встаньте на дороге, остановите лошадь! Вот так. Быстрей в коляску! Может,

нам еще удастся исправить последствия моей ошибки.

Мы вскочили в коляску. Холмс повернул лошадей, ударил кнутом, и мы

понеслись. Сразу же за поворотом нам открылась вся дорога между

Чарлингтон-холлом и пустошью. Я схватил Холмса за руку.

- Это он! - крикнул я, задыхаясь от волнения.

Одинокий велосипедист катил нам навстречу. Низко нагнувшись над

рулем, он жал на педали, словно на велосипедной гонке. Вдруг он поднял

голову, увидев нас, затормозил и соскочил с велосипеда. Его иссиня-черная

борода странно выделялась на бледном лице, и глаза горели, как в

лихорадке. Он был ошеломлен, увидев в коляске нас.

- Эй, - заорал он, - стойте! - Он поставил велосипед поперек дороги.

- Где вы взяли эту коляску? Остановитесь же, говорю я вам! - завопил он,

вытаскивая револьвер из бокового кармана. - Остановитесь, или, клянусь

небом, я стреляю в лошадь!

Холмс бросил вожжи мне на колени и выскочил из коляски.

- Вы именно тот человек, которого мы хотим видеть. Где мисс Вайолет

Смит? - Холмс говорил быстро и отчетливо.

- Вот это я и хочу спросить у вас. Вы сидите в ее коляске, значит,

должны знать, где она!

- Коляска неслась пустая. Мы остановили лошадь, сели в нее и

помчались на помощь молодой женщине.

- Боже мой! Боже мой! Что делать? - закричал незнакомец в отчаянии. -

Они схватили ее, этот подлец Вудли и бандит-священник. Быстрее, быстрее,

если вы действительно ее друг! Помогите мне, и мы спасем ее, даже если для

этого необходимо, чтобы мой труп гнил в Чарлингтонском лесу!

С пистолетом в руке он побежал, не помня себя, к тропинке между

тиссами. Холмс бросился за ним, я за Холмсом, оставив лошадь пастись у

дороги.

- Вот где они шли, - сказал Холмс, указывая на следы ног вдоль

тропинки. - Эй, постойте-ка! Что это там в кустах?

Молодой человек лет восемнадцати в одежде конюха, с кожаными шнурами

и крагами, лежал навзничь, подогнув колени, на его голове зияла глубокая

рана. Он был без сознания, но жив. Я взглянул на рану и понял, что кость

не задета.

- Это Питер, конюх! - закричал незнакомец. - Он ее вез! Негодяи

стащили его с коляски и оглушили. Пусть он лежит. Сейчас мы ему помочь не

можем, но ее мы можем спасти от худшей участи, которая только может

выпасть на долю женщины.

Мы помчались по тропинке, которая вилась между деревьями. Когда мы

достигли кустов, окаймлявших дом. Холмс остановился.

- Они не в доме. Вот их следы. Они идут влево, у лавровых кустов! Ну,

конечно, так и есть!

Последние слова он сказал потому, что вдруг из-за кустов послышался

пронзительный женский крик, полный ужаса. Затем крик оборвался и на самой

высокой ноте перешел в хрип.

- Сюда! Сюда! Они в аллее для игры в кегли! - кричал незнакомец,

продираясь сквозь кусты. - Собаки, трусливые собаки! За мной, джентльмены!

Поздно! Поздно! Клянусь всем святым, что поздно!

Кусты неожиданно расступились, и мы очутились на прелестной лужайке.

На противоположном ее конце, под сенью могучего дуба, расположилось

необычайное трио. Наша клиентка прислонилась к дереву, видимо, теряя

сознание; рот у нее был завязан платком. Перед ней, расставив ноги, стоял

свирепого вида молодой человек с бульдожьим лицом и рыжими усами. Одной

рукой он подбоченился, в другой держал хлыст, весь его облик выражал

презрительный вызов. Между ними находился пожилой человек с седой бородой;

поверх его легкого шерстяного костюма была накинута сутана. По-видимому,

он только что совершил обряд бракосочетания, потому что положил библию в

карман как раз в ту минуту, когда мы появились. В виде шутовского

поздравления он похлопал негодяя жениха по плечу.

- Они обвенчаны! - мог лишь выговорить я.

- Вперед! - закричал наш проводник и помчался через лужайку, а Холмс

и я за ним.

Когда мы приблизились, молодая дама, боясь упасть, судорожно

схватилась за дерево. Уильямсон, бывший священник, поклонился нам с

издевательской вежливостью, а негодяй Вудли важно выступил вперед. Он

хохотал в восторге от своей проделки.

- Сними бороду, Боб, - сказал он, - я тебя сразу узнал. Ты и твои

друзья примчались как раз вовремя, для того, чтобы я мог представить вам

миссис Вудли.

Ответ нашего спутника был неожиданным. Он сорвал с себя бороду - она

действительно была приставной - и с яростью отшвырнул ее прочь. Оказалось,

что у него продолговатое, нездорового цвета, чисто выбритое лицо.

- Да, я Боб Каррутерс, - сказал он, прицелившись из пистолета в

Вудли, который наступал на него, угрожающе размахивая хлыстом. - И я

сделаю все, чтобы смыть оскорбление, нанесенное этой девушке, даже если

меня за это повесят. Я сказал тебе, негодяй, что с тобой будет, если ты не

оставишь ее в покое, и, клянусь господом богом, я сдержу свое слово!

- Но ты опоздал, голубчик. Она моя жена!

- Не жена, а вдова!

Раздался выстрел, и я увидел, как на жилете Вудли вдруг выступило и

расплылось кровавое пятно. Он завертелся на месте и рухнул навзничь;

смертельная бледность вдруг покрыла пятнами его отвратительное, кирпичного

цвета лицо. Старый Уильямсон, так и не снявший сутаны, разразился при этом

такими ругательствами, каких я никогда еще не слышал, и тоже выхватил

револьвер, но Холмс опередил его, направив на него дуло своего оружия.

- Довольно, - резко сказал мой друг. - Бросьте револьвер! Уотсон,

подберите его. Так, приставьте к его голове. Благодарю вас. А вы,

Каррутерс, дайте ваш револьвер мне. Хватит кровопролития. Давайте, давайте

его сюда!

- Кто вы такой?

- Шерлок Холмс.

- Не может быть!

- Я вижу, вам известно мое имя. Тем лучше. Я буду представлять

официальную полицию впредь до ее прибытия. Эй вы, послушайте! - закричал

он испуганному конюху, который появился на краю лужайки, под деревьями. -

Подите сюда. Возьмите вот эту записку и гоните вовсю в Фарнем. - Он

написал несколько слов на листке своего блокнота. - Отдайте это начальнику

полицейского участка. А пока вместо него я.

Могучий ум Холмса и его воля теперь управляли этой трагической

сценой, все остальные участники лишь подчинялись ему. Уильямсон и

Каррутерс отнесли раненого Вудли в дом, в то время как я предложил руку

испуганной девушке. Раненого положили на кровать, и по просьбе Холмса я

осмотрел его. Я нашел Холмса в увешанной старинными гобеленами столовой,

двое арестованных сидели против него.

- Он будет жить, - сказал я.

- Что? - вскочил на ноги Каррутерс. - Я пойду наверх и прикончу его.

Не хотите ли вы сказать, что эта девушка, этот ангел будет на всю жизнь

прикована к этому чудовищу Джеку Вудли?

- На этот счет можете не беспокоиться, - сказал Холмс. - Есть по

крайней мере две причины, в силу которых она ни в коем случае не будет его

женой. Прежде всего мы поставим вопрос о том, имел ли мистер Уильямсон

право венчать.

- Я принял сан, - сказал старый негодяй.

- Которого вас потом лишили.

- Священник останется священником всегда.

- Сомневаюсь. А как насчет разрешения на заключение брака?

- Оно у меня в кармане.

- В таком случае вы достали его мошенническим образом. Как бы то ни

было, венчание по принуждению - это не венчание, а серьезное преступление,

в чем вы скоро убедитесь. Думаю, что у вас будет по меньшей мере десять

лет, чтобы обдумать это хорошенько. Что касается вас, Каррутерс, то,

право, лучше бы вы не вынимали из кармана этот злосчастный пистолет!

- Теперь я вижу, что вы правы, мистер Холмс. Но поймите: я люблю эту

девушку, и я впервые узнал, что значит любить. Какие я предпринимал

предосторожности, чтобы уберечь ее! И вдруг все пошло прахом, и она

оказалась во власти самого свирепого негодяя в Южной Африке, имя которого

наводит ужас на всех от Кимберли до Иоганнесбурга. Поверите ли, мистер

Холмс? С тех пор, как эта девушка стала у меня работать, я ни разу не

отпустил ее домой одну, потому что знал о сборищах этих негодяев. Я каждый

раз садился на велосипед и сопровождал ее. Конечно, я держался на

почтительном расстоянии и, кроме того, надевал поддельную бороду, чтобы

она не узнала меня. Мисс Смит так независима и горда, она ни за что не

осталась бы работать у меня, если бы узнала, что я всюду сопровождаю ее.

- Почему же вы не сказали ей об опасности?

- Потому что и в этом случае она бы покинула меня. Я просто не мог

этого сделать. Хотя она и не любила меня, для меня было счастьем видеть ее

в доме, слышать звук ее голоса.

- Вот что, - сказал я, - вы называете это любовью, мистер Каррутерс,

а по-моему, это называется эгоизмом.

- Может быть, вы и правы. Но разве любовь и эгоизм не сопутствуют

друг другу? Словом, я не мог допустить и мысли, что она покинет меня.

Кроме того, планы этих бандитов таковы, что ей необходима была защита.

Потом пришла телеграмма, и я понял, что теперь они начнут действовать.

- Какая телеграмма?

Каррутерс вытащил ее из кармана.

- Вот она, - сказал он.

Содержание телеграммы было простым и коротким:

"Старик умер".

- Хм! - сказал Холмс. - Мне кажется, я вижу всю цепь событий и

понимаю, почему телеграмма сыграла роковую роль. Но раз уж мы все равно

сидим и ждем, может быть, вы расскажете нам, что знаете.

Тут старый негодяй в сутане разразился бранью.

- Клянусь всем святым, - заорал он, - если ты донесешь на нас, Боб

Каррутерс, то я сделаю с тобой то, что ты сделал с Джеком Вудли! Насчет

девчонки можешь приходить в телячий восторг сколько душе угодно, это твое

дело. Но если ты продашь своих друзей этому фараону в штатском, будешь

последней собакой, ясно?

- Вашему преосвященству незачем так волноваться, - сказал Холмс,

закуривая. - Дело и так совершенно ясно, и если я интересуюсь некоторыми

детали ми, то лишь из чистой любознательности. Впрочем, если не хотите

рассказывать, то давайте расскажу я, и тогда вы увидите, как мало вы

можете скрыть. Прежде всего, вы трое - то есть вы, Уильямсон, вы,

Каррутерс, и Вудли - приехали из Южной Африки в надежде на...

- Ложь номер один! - закричал священник. - Я увидел их в первый раз

два месяца назад и никогда не был в Африке. Скушайте на здоровье, дорогой

мистер Не-суйте-нос-в-чужие-дела!

- Да, мы познакомились только два месяца назад, - сказал Каррутерс.

- Хорошо, значит, вы двое приехали из Африки. Его преосвященство -

продукт отечественного производства. В Южной Африке вы были знакомы с

Ральфом Смитом. У вас были основания предполагать, что он не протянет

долго. Вы разузнали, что наследство его должна получить племянница. Ну

как, все правильно?

Каррутерс кивнул, а Уильямсон опять разразился проклятиями.

- Девушка была ближайшей родственницей, и вы знали, что дядя не

оставил завещания.

- Он не умел ни читать, ни писать, - сказал Каррутерс.

- Итак, вы приехали сюда вдвоем и разыскали девушку. Вы решили, что

один из вас женится на ней, а другой получит свою долю добычи. Роль мужа

должен был сыграть Вудли. Почему?

- Мы разыграли это в карты еще на пароходе. Он выиграл.

- Понимаю. Вы пригласили девушку к себе в качестве гувернантки, чтобы

Вудли мог ухаживать за ней. Но она быстро раскусила этого пьяного негодяя

и наотрез отказалась знать его. А тут вы полюбили девушку, и уже поэтому

вся затея должна была провалиться. Мысль о том, что она будет принадлежать

этому негодяю, была теперь невыносима для вас.

- Невыносима, клянусь небом, невыносима!

- Между вами произошла ссора. Вудли, разъяренный покинул ваш дом и

принялся осуществлять свой собственный план.

- Сдается мне, Уильямсон, что нам нечего сообщить этому джентльмену!

- Каррутерс горько рассмеялся. - Да, мы поссорились. Он ударил меня, и я

упал. Теперь, во всяком случае, я с ним расквитался за это. Потом он

исчез. Познакомился с этим святым отцом. Я узнал, что они поселились в том

доме у дороги. Я чувствовал, они замышляют что-то недоброе, и не спускал с

нее глаз. Иногда я заходил к ним, чтобы разузнать их планы. Позавчера

Вудли зашел ко мне с телеграммой, извещавшей, что Ральф Смит умер. Он

спросил меня, намерен ли я участвовать в сделке. Я сказал, что нет. Он

тогда спросил, согласен ли я жениться на ней и отдать ему долю наследства.

Я сказал, что согласен, но она этого не желает. Тогда он заявил: "Выдадим

ее за тебя замуж, а через неделю или две настроение у нее переменится". Я

сказал, что не хочу ничего делать силой. Он стал ругаться, как последний

негодяй, хотя, впрочем, он и есть последний негодяй. Заявил, что так или

иначе он своего добьется, и ушел. В эту субботу она уезжала от меня. Я

достал коляску, чтобы садовник отвез ее на станцию, но все равно меня

одолело беспокойство, и я поехал за ней на велосипеде. Но она уже отъехала

довольно далеко, и когда я догнал коляску, было уже поздно. Я это понял,

когда в коляске вместо нее увидел вас.

Холмс встал и бросил окурок в камин.

- Я оказался таким тупицей, Уотсон! - сказал он. - Вы ведь мне

сказали, что велосипедист поправлял галстук, - помните, когда он шел по

дорожке к дому. Одного этого было достаточно, чтобы распутать всю эту

историю. Так или иначе, мы можем поздравить себя с весьма любопытным,

можно сказать, единственным в своем роде делом. Я вижу, что трое

полицейских идут по дорожке к дому, и я рад, что молодой конюх бодро

поспевает за ними. Таким образом, весьма возможно, что ни он, ни наш

весьма интересный жених не окажутся жертвами сегодняшних приключений. Я

думаю, Уотсон, вы должны сейчас обратить свое профессиональное внимание на

мисс Смит. Если же она оправилась, то мы с удовольствием проводим ее домой

к матери. Если же она еще не совсем пришла в себя, скажите ей, что мы

собираемся послать телеграмму молодому электрику в Мидленд. Это будет

лучшим лекарством. Что касается вас, Каррутерс, то полагаю, вы вполне

заслужили прощение за ваше прежнее участие в этом заговоре. Вот, сэр, моя

карточка, и если мои показания могут помочь вам во время суда, я к вашим

услугам.

Читатель, возможно, заметил, что для меня часто бывает трудно

завершить должным образом мои очерки и сообщить те заключительные

подробности, которые могут его интересовать, - такой напряженной и бурной

была наша с Холмсом деятельность. Каждое дело являлось как бы преддверием

следующего, и как только очередная пьеса кончалась, ее действующие лица

выпадали из нашего поля зрения, ибо мы были слишком заняты, чтобы

интересоваться их судьбой. Однако в моих черновиках есть коротенькая

приписка, относящаяся к данному делу. В ней сказано, что мисс Вайолет Смит

действительно унаследовала большое состояние и сейчас она замужем за

Сирилом Мортоном, старшим партнером фирмы "Мортон и Кеннеди", известных

инженеров-электриков из Вестминстера. Уильямсон и Вудли предстали перед

судом по обвинению в том, что насильно увезли мисс Смит и насильно

произвели обряд венчания: Уильямсон был приговорен к семи годам, Вудли - к

десяти. О судьбе Каррутерса в приписке ничего не сказано, но я уверен, что

к его выстрелу из револьвера суд отнесся с большим снисхождением,

поскольку Вудли имел репутацию опасного негодяя, и несколько месяцев

заключения вполне удовлетворили правосудие.


Перевод Н. Санникова

Артур Конан Дойл. Случай в интернате


Наша скромная сцена на Бейкер-стрит знавала много

драматических эпизодов, но я не припоминаю ничего более

неожиданного и ошеломляющего, чем первое появление на ней

Торникрофта Хакстейбла, магистра искусств, доктора философии и

т. д. и т. п. Визитная карточка, казавшаяся слишком маленькой

для такого груза ученых степеней, опередила его на несколько

секунд; следом за ней появился и он сам, человек рослый,

солидный, величественный -- олицетворение выдержки и твердости

духа. И вот, не успела дверь закрыться за ним, как он оперся

руками о стол, медленно осел на пол и, потеряв сознание,

растянулся во весь свой могучий рост на медвежьей шкуре у нас

перед камином.

Мы вскочили с мест и минуту молча, удивленно смотрели на

этот внушительный обломок крушения, занесенный к нам бурей,

разыгравшейся где-то далеко, в безбрежном океане жизни. Потом

Холмс быстро подсунул ему подушку под голову, а я поднес к его

губам рюмку коньяку. Полное бледное лицо незнакомца бороздили

глубокие морщины; под опухшими глазами лежали синеватые тени;

уголки приоткрытого рта были скорбно опущены; на двойном

подбородке проступала щетина. Видимо, он приехал издалека, так

как воротничок и рубашка у него загрязнились, нечесаные волосы

прядями падали на высокий, красивый лоб. Перед нами лежал

человек, которого постигла какая-то большая беда.

-- - Что с ним, Уотсон? -- спросил Холмс.

-- Полный упадок сил... вероятно, от голода и усталости,

-- ответил я, держа пальцы на его кисти, где тоненькой, еле

ощутимой ниточкой пульсировала жизнь.

-- Обратный проезд до Мэклтона. Это на севере Англии, --

сказал Холмс, вынимая у него из кармашка для часов

железнодорожный билет. -- Сейчас еще нет двенадцати. Раненько

же ему пришлось выехать!

Припухшие веки нашего гостя дрогнули, и его серые глаза

уставились на нас бессмысленным взглядом. Минутой позже он с

трудом поднялся на ноги, весь красный от стыда.

-- Простите меня, мистер Холмс. Этот обморок -- следствие

нервного потрясения. Нет, благодарю вас... Стакан молока с

сухариком -- и все пройдет. Мистер Холмс, я приехал сюда с тем,

чтобы увезти вас с собой. Мне казалось, что никакая телеграмма

не даст вам должного представления о неотложности этого дела.

-- Когда вы окончательно оправитесь...

-- Я чувствую себя отлично. Просто не понимаю, что это со

мной приключилось. Мистер Холмс, я прошу вас выехать в Мэклтон

первым же поездом.

Холмс покачал головой:

-- Мой коллега, доктор Уотсон, подтвердит вам, что мы с

ним очень заняты. Мне уже выдан аванс на расследование пропажи

документов Феррера, а кроме того, на днях начинается слушание

дела об убийстве в Абергавенни. Выехать из Лондона меня может

заставить только что-нибудь сверхважное.

-- Сверхважное! -- Наш гость воздел руки. -- Неужели вы не

слышали о похищении единственного сына герцога Холдернесса?

-- Герцога Холдернесса? Бывшего министра?

-- Да, да! Мы приложили все силы, чтобы это не попало в

газеты, но во вчерашнем "Глобусе" уже промелькнули кое-какие

слухи. Я думал, что до вас они тоже дошли.

Холмс протянул свою длинную, худую руку и снял с полки том

энциклопедического справочника на букву "X".

-- "Холдернесс, шестой герцог, кавалер Ордена подвязки,

член Тайного совета..." и так далее, до бесконечности. "Барон

Боверли, граф Карстон..." Боже мой, сколько титулов!

"Председатель суда графства Хэллемшир (с 1900). Женат на Эдит,

дочери сэра Чарльза, Эпплдора (1888). Единственный сын и

наследник лорд Солтайр. Владелец двухсот пятидесяти тысяч акров

земли. Рудники в Ланкашире и Уэлсе. Адрес: Карлтон-хаус-террас;

Холдернесс-холл, Хэллемшир; замок Карлтон, Бангор, Узле. Лорд

Адмиралтейства [1] (1872), министр..." Словом, известный

человек, пожалуй, один из самых известных в нашей стране.

-- Один из самых известных и, может быть, самых богатых.

Насколько я знаю, мистер Холмс, вы далеко не ремесленник в

своей области и сплошь и рядом беретесь за дело ради самого

дела. Но разрешите вам сказать, что его светлость обещает

вручить чек на пять тысяч фунтов тому, кто укажет

местонахождение его сына, и дополнительную тысячу фунтов, если

ему назовут похитителя или похитителей.

-- Щедрое вознаграждение! -- сказал Холмс. -- Уотсон,

пожалуй, мы с вами отправимся на север Англии вместе с доктором

Хакстейблом. А вы, доктор, выпейте молока, а потом расскажите

нам, что произошло, когда произошло, где произошло и, наконец,

какое отношение имеет к этому доктор Торкикрофт Хакстейбл,

директор интерната под Мэклтоном, и почему он только через три

дня после происшествия -- о чем сужу по вашему небритому

подбородку -- обращается ко мне, веря в мои скромные

способности.

Наш гость выпил стакан молока и горячо, не упуская ни

одной подробности, повел свой рассказ. Взгляд его сразу ожил,

щеки порозовели.

-- Должен вам доложить, джентльмены, что я основатель и

директор школы-интерната под Мэклтоном. "Комментарии к Горацию"

Хакстейбла, может быть, напомнят вам, с кем вы имеете дело. Мой

интернат для мальчиков несомненно самое лучшее и самое

привилегированное учебное заведение в Англии. Лорд Леверстоук,

граф Блэкуотер, сэр Кэткарт Соумс -- вот кто доверяет мне своих

сыновей. Но вершины славы моя школа достигла три недели назад,

когда лорд Холдернесс передал мне через своего секретаря,

мистера Джеймса Уайлдера, что десятилетний лорд Солтайр, его

единственный сын и наследник, будет учиться у меня в школе. Мог

ли я думать тогда: вот прелюдия, за которой последует

величайшее несчастье моей жизни!

Лорд Солтайр приехал первого мая, к началу летнего

семестра. Этот очаровательный мальчик очень скоро освоился с

нашими порядками. Должен заметить -- и, надеюсь, никто не

обвинит меня в нескромности, ибо умалчивать об этом было бы

нелепо, -- мальчику жилось дома не сладко. Ни для кого не

секрет, что супружеская жизнь герцога оставляла желать много

лучшего и по взаимному согласию супруги разъехались, причем

герцогиня поселилась на юге Франции. Все это произошло совсем

vseh-etih-lyudej-ubil-ya-predislovie-london-bejker-strit-221-b.html
vseh-zvonyashih-i-pishushih-zanesut-v-protokol-kommersant-gazeta-moskva-irina-granik-olga-pleshanova11-05-2011-8-stranica-3.html
vseh-zvonyashih-i-pishushih-zanesut-v-protokol-kommersant-gazeta-moskva-irina-granik-olga-pleshanova11-05-2011-8-stranica-8.html
vselennaya-izobilna-vi-derzhite-v-ruke-velikuyu-tajnu.html
vselennaya.html
vselenskie-sobori-husto-l-gonsales.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/plan-raboti-administracii-municipalnogo-rajona-krasnokamskij-rajon-na-2012-god-po-vipolneniyu-postanovleniya-pravitelstva-respubliki-bashkortostan-ot-10-05-2006g-121-o-provedenii-narodnogo-prazdnika.html
  • bukva.bystrickaya.ru/teorii-proishozhdeniya-i-predposilki-vozniknoveniya-deneg.html
  • literatura.bystrickaya.ru/soderzhani-e-pervij-shag-chto-takoe-intellektualnaya-sobstvennost-i-ee-znachenie-v-biznese-stranica-8.html
  • tasks.bystrickaya.ru/17-centralnoe-venoznoe-davlenie-sindromi-kriticheskih-sostoyanij-ryabov.html
  • tests.bystrickaya.ru/materialnaya-otvetstvennost-rabotnika-za-usherb-prichinyonnij-rabotodatelyu.html
  • writing.bystrickaya.ru/bogi-vladimira-kniga-yavlyaetsya-pryamim-prodolzheniem-kak-bi-vtorim-tomom-moego-issledovaniya-yazichestvo-drevnih-slavyan.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-kursa-vladivostok-2005-ministerstvo-obrazovaniya-rossijskoj-federacii-vladivostokskij-gosudarstvennij-universitet-ekonomiki-i-servisa-stranica-4.html
  • esse.bystrickaya.ru/razmnozhenie-i-vosproizvedenie-rastenij-uchebno-metodicheskij-kompleks-botanika-s-osnovami-fitocenologii-razdel.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-7soyuznik-snovidyashee-telo.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vopros-perechen-i-zakonodatelnaya-osnova-obshevoinskih-ustavov-vs-rf.html
  • student.bystrickaya.ru/23-razrabotka-programmi-obsluzhivaniya-metodicheskie-rekomendacii-po-vipolneniyu-kursovih-rabot-dlya-studentov-specialnosti.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konspekt-uroka-tehnologii-klass-6-b-data-01-03-06-tema-uroka-metalli-i-ih-svojstva-cel-uroka-obrazovatelnaya-oznakomitsya-s-metallami.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vzaimosvyaz-socialnoj-politiki-i-socialnoj-zashiti-naseleniya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sootnesite-istoricheskih-deyatelej-istoricheskie-olimpiadi-shkolnikov.html
  • desk.bystrickaya.ru/ohota-na-beriyu-kurs-na-industrializaciyu-krah-buharina.html
  • crib.bystrickaya.ru/horoshaya-kniga-moj-sputnik-moj-drug.html
  • grade.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-naladke-sistemi-regulirovaniya-processa-goreniya-gazomazutnih-kotlov-stranica-3.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rossijskaya-gazeta-moskva-189-992008-mirnij-desant-2-rukovodstvo-ministerstva-i-inie-predstaviteli-mchs-rf-2.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-sd-02-01-vvedenie-v-specialnost.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konkurs-grantov-2011-goda-pravitelstva-s-peterburga-materiali-po-podgotovke-zayavki.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osvoivshih-obrazovatelnie-programmi-osnovnogo-obshego-obrazovaniya-dalee-obuchayushiesya-po-russkomu-yaziku-v-nezavisimoj-forme-stranica-3.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mezhvedomstvennie-predlozheniya-trebuyushie-sozdaniya-rabochih-grupp-predlozheniya-kotorie-mogut-bit-realizovani-v-hode.html
  • report.bystrickaya.ru/k-voprosu-o-vozniknovenii-reformatorskih-ili-kshatrijskih-verouchenij-v-drevnej-indii.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/luna-estestvennij-sputnik-zemli-chast-4.html
  • bystrickaya.ru/vidatki-byudzhetv-na-nauku-ta-kulturu.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-iv-kultura-rechi-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-russkij-yazik-i-kultura-rechi-dlya-studentov-fiid.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/programmi-modulya-stranica-6.html
  • klass.bystrickaya.ru/a-e-abramov-zamestitel-direktora-nacionalnogo-depozitarnogo-centra.html
  • control.bystrickaya.ru/ekzamenacionnij-bilet-po-kursu-teoriya-avtomatov.html
  • education.bystrickaya.ru/22-bitie-i-sushestvovanie-2-chasa-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-filosofiya-federalnogo.html
  • literatura.bystrickaya.ru/shpargalki-po-fizike.html
  • literatura.bystrickaya.ru/shemotehnicheskoe-reshenie.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obshestvennie-organizacii-stranica-9.html
  • student.bystrickaya.ru/-73-graphical-abbreviations-acronyms-arnold-i-v-a-84-leksikologiya-sovremennogo-anglijskogo-yazika-ucheb-dlya.html
  • letter.bystrickaya.ru/o-yu-artemova-garmoniya-rodstva-stranica-4.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.