.RU

Впиши сам - страница 10


2
«Каждый добропорядочный гражданин готов положить все свои силы на то, чтобы принести Империи наибольшую пользу. На то, чтобы армии ее стали воистину непобедимыми. Чтобы ученые ее создавали все новые и новые чудеса науки ради всеобщего блага. Чтобы ее художники и артисты создавали новые шедевры на радость всем жителям империи и сопредельных стран. Чтобы нивы ее были плодородны, машины – совершенны, дети – здоровы, а все люди – мудры и счастливы. Каждый из нас был бы рад работать много и плодотворно. Получить образование. Раскрыть все свои таланты. Встать к станку, к плугу, к мольберту, к алтарю, к микроскопу. Каждый был бы рад работать достойно и получать достойную награду. Пусть даже во имя Империи. И чем же Империя отвечает нам?!

Наши дети умирают в грязи от болезней, лекарства против которых давно найдены. Мы живем довольствуясь тем же, чем довольствовались наши прадеды, как будто не прошло уже три поколения. Империя держит нас в прошлом веке, в то время, как в центре ее жизнь бурлит и население купается в роскоши. Они овладели современным оружием, машинами, средствами связи и оставили все это только для себя. Почему? Зачем им надо держать нас в дикости и унижении? Приносит ли это им выгоду? Исключено! Может им просто доставляют радость наши унижения?! Возможно. Очень возможно, потому что все они служат бесам, все они одержимые. Но вернее всего, что они просто про нас забыли. Им на нас просто наплевать. Они губят себя во грехе, и когда небо начнет падать на них, они лишь попытаются удержать его своими штыками. Но у них ничего не выйдет, потому что мы уже входим на их улицы, мы отбираем у них штыки, и мы говорим: Ваше время кончилось! Теперь мы будем править! Да! Мы будем править мудро и справедливо. Мы вырвем у них штыки, мы вырвем у этой гадины ядовитые зубы и небеса рухнут и погребут ее под собой. И тогда настанет наше время. Оно уже настало, просто не все это видят. Значит, надо открыть им глаза. А если они не хотят открывать глаза – что ж, придется вырвать им веки. Ибо этого требует справедливость!»

Седовласый старик на экране воздел руки, широкие рукава разошлись, как крылья, и хор запел торжественный псалом. Камера отъехала, и силуэт старца напоминал крест на фоне огромного темно-синего знамени.

– Отличная проповедь, герр командующий! Жаль, экран маловат!

– Нормальный экран, генерал Резух, нормальный, – проворчал Зонгри, вглядываясь в расстеленную на столе карту, – Не уподобляйся нашим врагам, не тянись к роскоши!

Маленький телевизор стоял на табурете в углу штабной палатки. Экран его и правда был невелик, но его вполне хватало, чтобы заметить разительную разницу между величественным Лестным Старцем, вещавшим по захваченным повстанцами телеканалам и реальным Зонгри, вымеряющим курвиметром пути своих армий. Седая грива исчезла, бритый череп блестел в свете тусклых ламп, борода была коротко пострижена и цвет имела отнюдь не белоснежный, а почти черный с редкой проседью. Мало кто из партизан знал, как теперь выглядит их вождь, мало кто знал, где сейчас находится его ставка. Передвижной штаб перемещался каждые несколько дней, разворачивая свои брезентовые своды под прикрытием густых крон. Останавливаться в городах стало слишком опасно из-за частых и жестоких налетов авиации. Средств ПВО хватало только на боевые действия.

Мятеж, долго росший в теле Империи тайной раковой опухолью наконец вскрылся гигантским кровавым нарывом. Под контролем повстанцев оказался почти весь южный кантон и большая часть Маймаченского округа в западном кантоне. Точных границ, однако, не знал никто. Журналисты утверждали, что Лесной Старец владеет уже четвертой частью Империи, администрация поправляла их, называя цифры в двадцать раз меньшие. Истина, как обычно, лежала где-то посередине.

Имперские войска, почему-то, смертельно боялись подпустить инсургентов к южной границе. Там, несмотря на тактическое неудобство, ими были стянуты крупные силы. Видимо, кронпринц опасался, что выйдя к границе, Лесной Старец сможет объединить и взбунтовать все сопредельные государства. Зонгри, однако, не ставил себе таких задач. Серьезной помощи от соседей ждать не приходилось. В каком-то смысле Империя контролировала их даже лучше, чем свою собственную территорию. Пробиться к столице тоже было абсолютно нереально. Оставалось маневрировать, стремясь удержать захваченные ресурсы, и, по мере сил, добраться до новых. Наилучший результат давало сочетание невозможного: партизанской войны и тактики регулярной армии. На востоке наступление войск империи увязало на много недель, наткнувшись под Карцем на отчаянное сопротивление прекрасно организованных войск, использующих артиллерию, бронетехнику и даже легкую авиацию в четком взаимодействии. А на западе, партизанские отряды просочились через линию фронта и стремительным рейдом дошли до самых пригородов Джугби, захватив по дороге десяток населенных пунктов и множество ценных припасов.

Карцевской группой войск командовал генерал Гарсиа, ранее прозябавший в чине майора в пеньговском гарнизоне. Ни очевидные способности командира, ни опыт боевых действий не помогли ему сделать карьеру – мешал склочный и вспыльчивый нрав. Он примкнул к синим повстанцам добровольно, и до сих пор об этом не жалел, несмотря на все тяготы полевой жизни. Воевать он умел лучше всего, и участие в восстании было для него единственным шансом проявить таланты.

Партизанским отрядом, прорвавшимся к Джугби командовал генерал Резух, в недавнем прошлом – простой крестьянин, никому не известный за пределами своей деревни. Резух был по-мужицки хитер, последнее время постоянно пьян, зол и весел. Не боялся он ни жизни ни смерти, а самого Зонгри считал живым божеством, коварным бесом и ловким жуликом одновременно, любя его с собачьей преданностью. После удачного рейда он лично прибыл с докладом в штаб, и задержался для участия в предстоящем совещании. После трансляции проповеди начали передавать боксерский матч и генерал-крестьянин подсел к телевизору поближе, для приличия убавив звук.

Прибывали и другие командиры. Генерал Гарсиа был уже здесь, как и полковник Гросс, командир личной охраны Старца, возглавлявший также систему особых отделов, – разведку, контразведку и внутреннюю полицию синей революции.

Атаман Джокер Ван Цен приехал, оставив свои мобильные отряды в лесах от Хайлара до Заресска. В прошлом Ван Цен был уголовником. Несколько удачных налетов составили ему определенное имя в преступном мире, а жестокость и изворотливый ум помогли сколотить и удерживать в повиновении многочисленную банду. Но блатная удача редко бывает долгой. Зонгри обнаружил Ван Цена в Комлевской пересыльной тюрьме, когда отбирал кандидатов на амнистию. К тому времени атаман успел отсидеть по разным лагерями семь лет, имя его в народе обросло легендами и уже начало забываться. Поначалу Ван Цен собрал отряд, подозрительно напоминающий его прежнюю банду, да и действовал очень похожим образом – налеты, провокации, засады на дорогах, дерзкие вылазки на вражескую территорию. Тактика, однако, оказалась успешной и вскоре под командованием атамана была группа из пяти мобильных отрядов. Кроме того, у него была собственная агентурная сеть во многих городках.

В целом, Ван Цен был успешным приобретением для восстания, хотя его «бойцы» не брезговали мародерством, и славились выходками, далеко лежащими за границами военной этики. В казну Лесного Старца они приносили немалый доход, но и себя не забывали. Именно благодаря им возникла легенда, что каждый повстанец носит на своем теле пояс с золотом и драгоценностями – плату за службу, а в других версиях – за душу, проданную дьяволу, коим являлся Лесной Старец по версии капелланов имперской армии. Зонгри ценил Джокера и, при случае, подолгу с ним беседовал, расспрашивая об обычаях уголовного мира.

До начала совещания время еще оставалось, и атаман резался в кости со свободными от вахты часовыми.

Со стороны постов показался пожилой мужчина с капитанскими лычками в сопровождении двух лейтенантов и часового, указывавшего дорогу. Это прибыл капитан Спринглтроп, недавний мирный пенсионер, а до того инспектор дорог и сооружений связи южного кантона. На этой должности он проработал больше пятнадцати лет, и как никто знал все пути сообщения в кантоне. В повстанческой армии он возглавлял инженерную службу. Никто не знал, почему он примкнул к восстанию. Приглашая его, Зонгри почти не рассчитывал на согласие. Политика Спринглтропа никогда не интересовала, родственников и близких, которые могли бы стать заложниками у него не было. Но, видимо, старый инженер просто скучал по серьезному делу. Наводить понтонные переправы и рубить фальшивые просеки ему было куда интереснее, чем выращивать розы на своем участке. Да и получалось лучше.

Благодаря службе капитана Спринглтропа инсургентам удавалось перебрасывать войска и обозы с такой скоростью и такими неожиданными путями, что имперские полководцы не переставали удивляться сюрпризам.

Капитан подошел к штабной палатке и, прежде чем войти, отвесил поясной поклон сидящему у входа седовласому старику в широком синем плаще, точной копии того Лесного Старца, что вещал с экрана. Только узкий круг избранных знал, что Лесной Старец теперь выглядит совсем не так, как в первые недели своего появления. Для всех остальных несколько актеров работали над поддержанием образа. Один из них и сидел на виду у палатки, изображая глубокое раздумье. Для сторонних наблюдателей настоящий Зонгри был лишь одним из командиров. Даже о том, что командующий и Лесной Старец – одно и то же лицо знали лишь немногие.

– Здравия желаю, господа!

– И вы не хворайте, капитан! – генерал Гарсиа относился с иронией к попыткам Спринглтропа изображать из себя офицера. Хотя, возможно, именно этот бывший гражданский пенсионер относился к воинской чести серьезнее прочих. Во всяком случае, среди повстанческих командиров он единственный отказался от повышений в звании, которые так щедро раздавал командующий, и остался в чине капитана – том самом, который он носил, как офицер запаса имперской армии.

– Добрый день, капитан! – приветливо сказал Зонгри стараясь загладить сарказм генерала, – Все не было случая поблагодарить вас за блестящее решение при переброске обоза под Комлей.

– А, это… – старый инженер смутился, – Ничего особо инновационного, герр командующий. Впервые такой способ транспортировки применили, представьте себе, грабители. Некая изобретательная банда отвлекла внимание археологов, только что поднявших контейнеры из пещеры в лесной месности. Предполагалось, что в них лежит золото и произведения искусства. До дороги было семьдесят метров, так бандиты вытянули два ящика на открытую местность тросом, используя обычный грузовик. Правда никаких сокровищ они не получили. В контейнерах оказались всего лишь старые долговые расписки, по которым никто не собирался платить.

– Не скромничайте, капитан! Одно дело два ящика на семьдесят метров в лесу, а другое – протащить тросами обоз дивизии, полкилометра по заросшему соснами узкому каньону.

– Не пора ли начинать? – спросил Резух, отрываясь от телевизора.

Зонгри глянул на часы и обратился к ординарцу:

– Генерал Чака еще не прибыл? Есть от него что-нибудь?

– Внутренние посты еще не проходил. Сейчас узнаю подробнее.

Генерал Чака отдал больше двадцати лет своей жизни, отстаивая интересы Империи во внутренних и внешних конфликтах. Ему приходилось проводить спецоперации на горных ледниках и тропических болотах. Во имя кронпринца он разгонял демонстрации, похищал и убиивал людей, закладывал бомбы, провоцировал беспорядки. Империя неплохо платила за службу, но Зонгри оказался щедрее. Сейчас генерал Чака командовал особой бригадой наемников. Костяк ее составили его бывшие сослуживцы, а в пополнение входили лучшие из лучших вне зависимости от истории и происхождения. В бригаде вообще не принято было интересоваться прошлым. Большинство даже имена меняли. Собственно, имя «Чака» генерал тоже получил не при рождении.

Зонгри не сомневался, что Чака со всей своей бригадой мог бы оказаться прямо за палаткой и не беспокоя часовых. Но тот же профессионализм требовал соблюдения формальностей. Если бы эти люди решили войти в лагерь «без стука» то это бы означало конец восстания.

– Генерал Чака прошел КПП восемь. Будет здесь через двадцать минут. Плюс-минус пять.

– Отлично. Пригласите атамана Ван Цен и приступим.


– Господа! Имперские вояки наконец оценили нас по достоинству. Это плохая новость. Итак. На северо-востоке, на подходе к Пеньге правительство сконцентрировало крупные силы. Данные разведки на карте. Вот здесь они базируются, от Зервиля до Нижнего Хуга. Больше того. Они начали оттягивать войска из-под Карца, причем в тот же район, под Зервиль. Есть данные, что в Зервиль переведен штаб. Мы предполагаем, что эти силы двинутся… впрочем, предположения стоит сначала высказать младшим по званию. Капитан, прошу вас!

– Меня интересуют только дороги. Состояние дорог не мешает им двинуться ни на Пеньгу, ни на Бужары. Но лучше всего дороги на Буир, столица кантона, как ни как. И победа эта была бы для них весьма желанной.

– Полковник Гросс!

– Прошу прощения, герр командующий, – полковник даже не подошел к карте, он остался сидеть в темном углу рядом со столом связистов, – вы знаете мое мнение. У меня есть данные, и я не вижу оснований им не доверять.

– Хорошо. Атаман Ван Цен.

– Я бы с такой силой ломонулся бы в Буир. Если имперцы возьмут кантонную столицу, все увидят, что нас поимели, как козлов позорных. Но у генералов всегда мозги набекрень, они жопой думают. Надо знать, что у них в циркулярах прописано. Ежели ты меня спрашиваешь, начальник, я бы прикрыл Буир. Он нам дороже.

– Благодарю вас, атаман. Генерал Гарсиа!

– Атака на Пеньгу, если она будет предпринята быстро – ход беспроигрышный. У нас нет сил, чтобы удержать город, он слишком далеко от наших главных сил, и слишком близко к неприятелю. Я считаю, Пеньгу надо готовить сдаче в любом случае и как можно быстрее. Мы просто не успеем развернуть достойную оборону. К Бужарам это тоже относится, хотя их прикрывает наша карцевская группировка. С другой стороны, если данные разведки верны, имперские войска вполне в состоянии взять и Буир. Однако, насколько я знаю имперскую армию, их командиры чересчур осторожны. Задницу прикрывают. Так что я полагаю, что они выберут самый безопасный путь, а именно – захват Пеньги, потом Бужары, потом либо Карц, чтобы переломить неудачу, либо Убугун. И лишь затем, если все удастся – Буир.

– Генерал Резух!

– Чего?

– Каково ваше мнение?

– А по мне без разницы.

– Как это?!

– А без разницы, куда они пойдут. Надо валить отсюда. Здесь уже взять нечего. Валить в южный кантон и все тут.

– Понятно. Все же мы не мародеры, наша главная цель – поддержка населения. Генерал Чака, вы только что подошли, извините, что вам не удалось отдохнуть с дороги. Диспозиция вам известна?

Чака действительно только что вошел в палатку. Он был небрит, от него остро пахло потом, а высокие ботинки и камуфляжный комбинезон заляпаны грязью. Он рассматривал карту, и увидев обозначение количества вражеских войск, присвистнул.

– Диспозиция изменилась, пока я отсутствовал. Они что мобилизацию провели? Откуда столько войск?

– Увы, это все регулярные войска.

– Так. Пеньгу мы потеряли. После этого Бужары окажутся почти отрезанными, а имперцы предпочитают всегда брать свое. Я бы выстроил оборону по лини Буир-Убугун-Карц. На этой линии есть шанс удержаться. Какое-то время. И знаете, господа… Не сочтите меня паникером, но то, что предложил генерал Резух имеет смысл.

– У нас не партизанский отряд, генерал! – возразил Гарсиа, – У нас армия. Мы не можем шарахаться в кустах по всей империи.

– Господа! – Зонгри поднял руку, призывая к тишине, – попрошу отставить дискуссию. Стратегическое решение обсуждению не подлежит. Сейчас я вам его доложу. Имеются убедительные данные разведки касательно намерений противника. Имперцы, как обычно разработали долгосрочный план. Они намереваются всеми этими, – командующий очертил круг указкой, – силами атаковать Пеньгу, затем двигаться на Бужары. Пеньгу мы сдаем, это нам обеспечит выигрыш во времени. А вот здесь, на подходе к Бужарам противника должна ждать оборона, твердая, как гранитная плита. Неприятель ударит в эту плиту, откатится, подтянет резервы и ударит еще раз. Мы должны выстоять. Генерал Гарсия, это ваша задача. Одновременно они попытаются обойти с востока вашу карцевскую группу. К этому тоже надо быть готовым. Генерал Резух, вы займете место на правом фланге. Здесь будет компактная группа войск, но они должны стоять насмерть, а при необходимости и перейти в контрнаступление. Снабжение войск империи в Пеньге будет осуществляться по узкому коридору. К этому времени ваши группы, генерал Чака, и ваши, атаман, должны сделать фактически непроходимыми все дороги в этом районе. Это решающая битва. Мы соберем все силы, какие возможно, сомкнем наши войска в Зервиле и захлопнем гигантский котел, лишив основные силы неприятеля тылового обеспечения.

– Герр командующий, – генерал Гарсия заметно волновался, – я не оспариваю вашего мнения, но даже если мы отмобилизуем все население на доступных территориях, мы не сможем удержать в котле такие силы. Мы даже не сможем замкнуть кольцо. Если же данные разведки окажутся неверными, это будет просто разгром.

– Мобилизацию мы проводить не будем. Только призыв добровольцев. Никакого насилия по отношению к населению… Что же касается предстоящей битвы… Наша победа вполне реальна, хотя, согласен, шансов на нее немного. Разумеется, в этом я признаюсь только вам, моим ближайшим соратникам. И только вам я скажу, что в этот бой мы пойдем не ради победы.

Несколько голосов спросили почти одновременно:

– А ради чего?

Зонгри оглядел присутствующих и ответил негромко, но внятно:

– Ради славы.


Джокер Ван Цен длинно выругался, а Резух поднял перед собой руку, сложив пальцы в защитный знак. Остальные генералы смогли сохранить самообладание.

Немую сцену прервал резкий хлопок и удар, смешавший все в палатке. Край тента оказался сорван, двойник, изображавший лесного старца у входа, теперь лежал навзничь внутри, лицо его и грудь превратились в кровавую кашу. Связисты инстинктивно кинулись закрывать телами свои листки и аппаратуру. Телевизор оказался на земле в нескольких метрах от табуретки, из лопнувшего экрана сыпались искры и осколки. Полковник Гросс выхватил пистолет и в три прыжка оказался снаружи. Спустя пару минут к нему присоединился генерал Чака, вышедший из-за соседней палатки. Никто не заметил как и когда он выскочил. Капитан Спринглтроп без сил опустился на стул, уставившись на окровавленное тело. Резух засунул в ухо мизинец и тряс головой, пытаясь привести слух в порядок после контузии.

Гросс учинил следствие, хотя все было достаточно ясно. Действовал киллер-камикадзе, его останки лежали тут же перед палаткой. Он был одет в форму лейтенанта.

– Бесполезно, – ворчал полковник, – сообщников нет, исполнитель ничего не знает, завербован за деньги... Этот вообще без головы, даже опознавать нечего. Однако третий убийца за неделю.

– Не иначе, противотанковая, – сказал Резух, все еще тряся головой.

– Еще чего… связка лимонок. Две или три, – возразил Чака, выковыривая ножом из грунта еще горячий осколок, – он подошел под благословление, а когда кланялся, вытащил их из-за пазухи. Дилетанты! От лимонок в таком деле вообще толку мало…

– Однако, первая роль становится все более сложной, – проговорил Гарсия, рассматривая то, что осталось от несчастного актера.

– Полковник, вы сделали распоряжения?

– Да, герр командующий! Новый штаб уже развертывается на подготовленном месте. И новый дублер уже там. Мы туда отбудем, как только будем готовы.

– В таком случае, прошу вернуться к карте, господа! Нам надо проработать детали предстоящей операции, время не ждет.

– Я только одного не могу понять, – понизив голос обратился полковник Гросс к Зонгри, – если они выявили ваше местоположение, то могли бы обойтись хорошим авиационным налетом. Это было бы и проще и надежнее.

– Этого послали не они, полковник. Но вам это знать не обязательно.


Игра длинных ножей - это лишь часть общей игры, – писал Зонгри, – Сейчас она в апогее, и единожды начавшись, она не прекращается. Я потерял уже трех двойников. Кто посылает убийц – доподлинно неизвестно, хотя с ними работают мои лучшие палачи, да и сам я, когда выдается время. Но эти несчастные, похоже, и вправду ничего не знают. Конечно, с тех пор, как восстание стало явным, я самая знаменитая фигура в империи. Возможно, после крнпринца и Великого Человека, Солмана Радека. Кронпринц был здесь задолго до начала игры, так что он, видимо, вне подозрений. А вот великий Сломан – совсем другое дело. К нему я тоже уже заслал гостей, кто бы он ни был, мне его существование явно осложняет жизнь. Другая подозрительная фигура – нынеший министр Корнеллиан. Похоже на то, что он один из игроков, причем, самый успешный. Пост главы Министерства Охраны Империи позволяет ему держаться всего в полушаге от центральной власти. Естественно, он обрушивает на мою голову всю мощь своего министерства и империи. Радеку, по имеющимся данным, тоже от него достается.

Я создал небольшую террористическую школу. Специально отобранные люди, мужчины, женщины и даже дети проходят подготовку по разработанной мною лично программе, получают цели, самое совершенное оружие, и отправляются расчищать мне дорогу. Отправлено восемь групп. Двадцать три человека. Однако пока это привело только к потере шестерых из них. Ни одна из целей не поражена. Впрочем, сам я тоже пока жив.


* * *

Когда генерал Гарсиа осматривал местность три недели назад, выбирая позиции для первого эшелона обороны, это был прекрасный мирный пейзаж. Гряда отлогих холмов шла с северо-востока и широкой дугой изгибалась на запад, образуя почти идеальную опору для оборонительных укреплений. Самый высокий из холмов был безлесым, перед ним простиралось широкое поле, и генерала посетила дикая мысль – разбить на этом холме свои палатки (хотелось сказать – «шатры») и наблюдать с него за ходом битвы, как во времена благородного средневековья.

Командиры докладывали планы позиций, показывали карты, Гарсия обшаривал окрестную местность в бинокль, но взгляд его то и дело возвращался к гордому холму. Ординарец перехватил его взгляд, и сказал: «Хорошая позиция, хотя и уязвима для тяжелой артиллерии». А потом, словно угадав мысли генерала, проворчал; «Раньше война была проще».

Сейчас холмы были изрыты окопами, блиндажами, ходами сообщения в которых копошились сотни людей. Рельеф местности позволял местами вести огонь с нескольких линий окопов одновременно и, конечно, все эти линии были прорыты, расширены, укреплены бревнами, снабжены ДОТами и ДЗОТами, землянками и блиндажами. Лес впереди был сведен, луга перепаханы, надолбы, рвы и проволочные заграждения превращали пейзаж в игровое поле, видное лишь профессионалу. Гражданский бы увидел только, что зеленая кожа земли сорвана и везде, куда ни глянь, взгляд упирался в ее вывороченную плоть.

– Красивее.

– Простите?

– Раньше война не была проще, лейтенант. Раньше она была красивее.

– Так точно, – ответил ординарец, не имевший от усталости сил удивляться.

– Оперативное время?

– "Ч" минус пять двадцать семь.

– Запускайте инструктаж «Дельта».

«Список Дельта в контрразведку!» – разнеслась по цепям команда.

Генерал осмотрел горизонт. Неприятель идет с севера, широким фронтом. Сейчас они, по данным разведки, разворачивают артиллерию. Артподготовка начнется часа через три-четыре. Вон оттуда, с равнинного участка, скорее всего пойдут танки. Там уже заложены противотанковые фугасы. Ближе начинались минные поля, перепаханные полосы, капканные цепи… Все готово к приему гостей. Остался этот странный инструктаж «Дельта». Какой может быть инструктаж перед боем, кроме командирского?!

Гарсиа повернулся, и широким шагом зашагал к машине. Свита следовала за ним.


Можно было подумать, что возле полевого отдела кнтрразведки собралась вся армия, но на самом деле здесь было не больше десяти процентов состава. Особисты работали споро, бойцы дисциплинированно выстраивались в быстро движущиеся очереди, а выйдя из палаток и блиндажей, не задерживаясь расходились, неся на лицах выражение растерянности, озабоченности или тревоги.

Гарсиа понял, что к часу "Ч" личный состав благополучно займет места в окопах, лишь боевой дух может несколько пострадать.

– Герр генерал! А я к вам направляюсь! – это был его начальник особого отдела, – Вам ведь тоже нужен инструктаж «Дельта». Пройдите, пожалуйста! И вы, лейтенант. Прошу!

– Сигнал «Дельта» будет передан по команде, а так же подан ракетами, – проходя по блиндажу особистов, Гарсия услышал, как инструктировали одного из бойцов, – Вам известно, какой ракетой будет подан сигнал?

– Так точно, синие цепочки.

– Верно. При получении сигнала «Дельта» вам следует покинуть расположение части и следовать в район села Тельма Карцевского округа. На семнадцатом километре трассы Карц-Тельма вам следует найти знак «опасный поворот». В верхней части опоры знака найдете конверт с дальнейшими инструкциями. Читать умеешь, сержант?!

– Так точно! – отвечал опешивший боец.

– Ну так прочтешь и будешь следовать. Тельма-Карц, семнадцатый километр, знак «опасный поворот». Повторить!


«Что за шпионские игры?!» – думал генерал, проходя между столов, за которыми вполголоса велись такие же разговоры. За брезентовой перегородкой особист извлек два объемистых свертка, один самому генералу, другой – ординарцу. Свертки были зашиты в плотную ткань, перетянуты шпагатом и опечатаны сургучом. На каждом из них под шпагатом был виден бумажный конверт.

– Сигнал «Дельта» – это сигнал к отступлению, – заговорил начальник особого отдела, понизив голос, – Но это отступление будете вести не вы, герр генерал. Если сигнал будет подан, Зонгри приказывает вам передать командование заместителю, а самому следовать в тыл, и достигнув безопасного места вскрыть пакет. В пакете вы найдете дальнейшие инструкции. Вот секретный приказ, ознакомьтесь.


Генерал Гарсиа размашистым шагом шел в направлении своего штаба, ординарец не без труда тащил за ним оба свертка. Суета от безумного инструктажа затихала, и мысли генерала были самыми противоречивыми. Однако, их сумбурный ход был нарушен. В воздухе возник и начал нарастать свист, постепенно переходящий в тяжелый гул. Земля дрогнула, и над замершими на мгновение людьми пронесся грохот первого разрыва. Началась артиллерийская подготовка.


Предполагаю, что мое высшее командование, разделилось на два лагеря, – писал Зонгри, – одни считают меня безумцем, другие слепо верят и уверены, что в рукаве у меня, как обычно, припрятан козырный туз. К сожалению на этот раз никакого туза нет. Просто я просчитываю партию на большее число ходов, чем они. Я абсолютно точно знаю, что у нас есть лишь один шанс выиграть войну - победить в предстоящей битве. Если бы я от нее уклонился, я бы спас армию сейчас, но обрек бы ее на мучительный разгром в течение ближайших месяцев. Имперцы, не считаясь с потерями, откусывали бы от наших территорий небольшие части, и мы, теряя ресурсы, все равно вынуждены были бы перейти к партизанской войне. Но если не будет другого выхода, я предпочту уйти в подполье тогда и так, как я хочу.

Однако, у нас есть еще один шанс. Не следует недооценивать способность великих бюрократий к великим ошибкам. Если в нынешней битве имперское командование проявит лучшие образцы своего идиотизма, которые мы уже имели счастье наблюдать в прошлом, у нас появятся вполне реальные шансы на победу. И мы не преминем ими воспользоваться. Тогда ситуация обернется. Мы переломим исход всей будущей войны. Мы не дадим им возможности опомниться и перегруппироваться. Не пройдет и месяца, как мы будем контролировать большую часть территории империи и большую часть ее ресурсов.

Если же нам не повезет, и действия империи останутся в рамках здравого смысла, то придется действовать по плану «Дельта». Я потеряю, армию но сохраню людей; потеряю территорию, но сохраню мобильные ресурсы; потеряю средства пропаганды, но сохраню и даже приумножу симпатию в народе. Именно для этого и нужна великая битва. Те, кто выживет в ней, никогда ее не забудет, а те, кто погибнет – станут мучениками, во имя которых пойдут в бой их братья и сыновья.


* * *

В организации террористической атаки на правительственный кортеж самое трудное – это локализовать цель. Определить где, когда, в какой именно машине едет нужная вам персона. Но, если подойти творчески, то для решения этой задачи имеется огромное количество средств. Например, могут помочь агентурные данные. Достаточно много людей могут видеть, в какую машину предпочитает садиться данный член правительства: швейцар любимого ресторана, вахтер в правительственном здании, уличные торговцы, мойщики стекол… А уж если удалось завербовать кого-нибудь из личной обслуги, то данные будут самыми точными и подробными. Так что, когда настанет время действовать, вам будет абсолютно точно известен номер машины, в которой едет клиент.

С другой стороны, имеются средства связи, начиная с обычных мобильников и кончая спецсвязью, которая важным персонам доступна постоянно, а стало быть постоянно находится при них. Многие из этих устройств при наличии достаточно изощренной аппаратуры можно идентифицировать и запеленговать. Какая-нибудь невинная электронная игрушка, вроде подаренного министру Охраны Империи карманного справочника, может, одновременно, служить и радиомаяком, причем для этого в него не надо ничего встраивать. Хотя этот экземпляр справочника действительно был изготовлен компанией Соль-Сан по специальному заказу. Корпус его был особо прочен и украшен драгоценностями, сверхемкие элементы питания стоили безумных денег, а в крэдле вместо посеребренных контактов использовались золотые. Но функционально он ничем не отличался от стандартной модели. Хватало и того, что в процессе своей работы, справочник обращается по сотовой сети за обновлениями информации, и этот сигнал не так трудно отследить.

Элитная парфюмерия тоже может служить средством идентификации человека, поскольку содержит вещества столь редкие, что по их шлейфу можно зафиксировать движение человека даже в закрытой машине. Любая страсть, любая слабость делает человека уязвимым. А если страстей нет, то сойдет и их имитация. Министр Корнеллиан был от природы холоден и сдержан, возможно, у него вовсе не было собственных привязанностей. Несколько модных ресторанов он посещал, чтобы не выделяться из окружения кронпринца, дорогой парфюмерией пользовался, поскольку того требовало положение, а любовь к электронным игрушкам демонстрировал, чтобы не прослыть ретроградом. Этого оказалось достаточно для того, чтобы при расследовании теракта анализ возможных путей локализации цели не дал бы следователям никакой зацепки. Их оказалось слишком много, этих путей. Оказалось, что жизнь министра известна в таких деталях и такому количеству людей, что если бы в его доме были стеклянные стены, мало что изменилось бы. Следствие возглавил лично Монхард, исполнявший теперь обязанности своего погибшего шефа. И он сразу понял, что ничего, кроме догадок, получить не удастся. А догадок хватало и так.

Ну а когда цель локализована, все остальное - дело техники, организации, фантазии и, разумеется, денег. В данном случае, всего этого хватало с лихвой, потому фейерверк получился внушительный. На узком участке, там, где лимузин министра оказался в крайнем левом ряду, три бордюрных камня разом плюнули в сторону дороги огнем и вольфрамовой картечью, в мгновение ока превратив бронированную машину в решето. Одновременно другие два камня, расположенные двадцатью метрами дальше по ходу движения, взорвались, разбив в тонкую пыль двадцать килограмм зомана. Смертоносное облако приняло форму почти идеального цилиндра к тому моменту, когда лимузин влетел в него, продолжая движение по инерции со скоростью около ста километров в час.

Министр скончался на месте. Патологоанатомы так и не смогли прийти к единому мнению по вопросу о том, были ли смертельными раны полученные им от картечи, или все же решающую роль сыграл нервно-паралитический газ. Обломки взрывных устройств были собраны следователями и скрупулезно изучены. Эксперты в один голос восхищались остроумными решениями и техническим совершенством. Многие компоненты были изготовлены корпорацией Соль-Сан, но, конечно, это не давало повода связывать теракт с именем владельца корпорации Солмана Радека.

Министерство Охраны Империи временно возглавил заместитель Корнеллиана – Монхард. И первое, что он сделал – пересмотрел план предстоящей военной кампании против инсургентов на Юге. Радикально менять план было поздно, он был утвержден кронпринцем, но Монхард в глубокой тайне разработал и добавил к основному плану несколько секретных операций. Все они создавались небольшими изолированными группами специалистов без какого-либо официального оформления до самого последнего этапа. И все они были построены исходя из предположения о том, что основной план известен повстанцам в мельчайших деталях. Кроме того, вопреки обычаю, Монхард начал свое правление не с раздачи хлебных должностей своим сторонникам, а с серьезных кадровых перестановок на передовой, в командовании карательной армии.


* * *

Первая атака имперцев была отбита малой кровью. Основной удар приняли на себя минные поля и укрепления. К тому же свою роль сыграла маскировка и ложные сооружения. Не ожидавшие столь массированного отпора войска откатились за холмы, оставляя в долине тела убитых и горящую технику. Но, как и расчитывал генерал Гарсиа, имперских командиров это ничему не научило. Наскоро перегруппировав войска и даже не подсчитав потери, они тут же предприняли вторую атаку, которая так же захлебнулась под ураганным огнем с хорошо укрепленной линии обороны. Но затем произошло неожиданное. Гарсиа ожидал еще три-четыре столь же бестолковые атаки и лишь к утру серьезного изменения тактики. Но имперцы неожиданно затихли. А затем возобновили артиллерийскую подготовку. На этот раз она продолжалась остаток дня и всю ночь до утра. Снаряды ложились рыхло, но их не жалели.

Перед рассветом, когда обстрел несколько утих, Гарсиа оставил штабной блиндаж и отправился на передовую, чтобы подбодрить бойцов перед схваткой с неожиданно поумневшим противником. Разрушения были чудовищны. Доклады о потерях продолжали поступать. Но солдаты были далеки от отчаяния. Усатый пулеметчик с маленькой иконкой лесного старца, болтавшейся на цепочке поверх гражданского плаща с сержантскими погонами, повторял, поглаживая ствол пулемета, снятого с турели на время обстрела:

– Сука принц! Вот сука принц! Все маслины из-за бугра подбрасывает, а сам не идет. Вот сука!

Увидев генерала со свитой, сержант вскочил и вытянулся по стойке смирно, неловко взяв громоздкий пулемет на плечо.

– Не вставай, сержант, – спокойно сказал генерал, – неровен час, зацепит. А ты мне к атаке живой нужен! Ну что, встретишь принца?

– Так точно, герр генерал! Встретим, и горячим угостим!

– Встретите, бойцы?! – крикнул генерал во весь голос.

– Так точно! Так точно, встретим! – отозвались солдаты из близлежащих окопов.

– Ну так встречайте, потому что он уже идет!

Неприятель и правда не заставил себя ждать. Не успел генерал с сопровождающими вернуться в штаб, как на передовой весело застрекотали винтовки и пулеметы, Генерал глянул на мониторы оперативной разведки и ему стало не по себе. Казалось, в долине вырос целый поселок из непрерывно движущихся зданий, так много по ней двигалось бронированной техники. Кое-где от горящих машин поднимались в небо столбы жирного черного дыма. Несколько танков с перебитыми траками неуклюже дергались на месте, пытаясь уйти с пристрелянных позиций. Но большинство машин маневрируя, укрываясь в складках местности, стремительными бросками покрывая открытые участки, продолжали неуклонно приближаться к позициям. Между ними редкими цепями сколько хватало глаз шла пехота.

– Бабочки где? – закричал генерал Гарсиа.

– На подходе, герр генерал, вот-вот будут.

– Скорее! Мне вид сверху нужен.

Между тем передние ряды неприятеля приблизились к первой линии обороны на сто метров. Теперь танки и бронемашины стреляли по окопам прямой наводкой. Один монитор погас, потом сразу еще несколько. Через пару секунд на них вновь появились изображения. Это связисты переключали их на резервные камеры, взамен уничтоженных обстрелом. Но генерал уделял мониторам не так уж много внимания. Он склонился над картой, слушая доклады связных и наблюдая картину боя, которую прямо перед ним, как на шахматной доске, отображали штабные офицеры.

– Тяжелым батареям!

– Да, герр генерал?

– Первой тяжелой батарее перенести огонь на К-12-4 и К-12-3. Второй тяжелой батарее огонь на К-13-6!

– Бабочки, герр генерал!

На двух мониторах появилось изображение с высоты птичьего полета. Через мгновение добавился третий, потом четвертый. Это в небе над полем боя появились легкие беспилотные самолеты разведки – в просторечии «бабочки». Имперцы тут же открыли по ним огонь. Одна картинка погасла, другая закувыркалась, показывая то небо, то землю. Операторы выбирали наиболее удачные кадры и вскоре перед генералом лежала целая стопка распечатанных фотографий с разный участков фронта. Но он на них даже не взглянул – ему хватало того, что он успел увидеть на мониторах. Он сыпал командами:

– Всю артиллерию на фланги! Подкрепление вывести на третью линию обороны, немедленно! В центр! Центр отводите на вторую линию! Танки Герцога на исходную, пусть готовятся к контратаке!

– Герр генерал, разрешите бабочек увести!

Гарсиа глянул на мониторы и все понял – внизу рвались дымовые бомбы. Все поле битвы заволокло дымовой завесой. В редких просветах мало что можно было разглядеть. Пока дым не сдует, от разведчиков толку не будет, лучше их поберечь.

– Уводите! Но недалеко. Надолго им дыма не хватит. Почему они задымили именно сейчас?

– Не хотят, чтобы мы их видели, герр генерал.

– Верно, майор. Что же там такое, чего они не хотят нам показать?

– Так… Не видно!

– Тоже верно.

– Герр генерал, Герцог вышел на исходную!

– Герр генерал, центр отступил на вторую линию. Потери сорок процентов.

– Подкрепление где?

– Вышли на позицию, разворачиваются.

– Гляньте, майор, вроде дым разошелся! Попробуйте посмотреть, что там, вдали, на лини холмов.

– Сейчас, подтянем бабочек… дьявол, все в дыму… Переключите на инфракрасный! Получше будет.

– Боже, что это?!


Дым на мгновение разошелся и в просвете показалось огромное сооружение, напоминающее физкультурного коня, только все его детали отливали вороненой сталью. Гигантский орудийный ствол, опиравшийся на четыре телескопические опоры, казалось, поднялся выше сосен, покрывающих холм. Это было иллюзией, вызванной формой местности, Гарсиа знал параметры этого оружия, выше леса опоры не могли подняться. Но легче от этого не было.

В штабе повисла тишина.

– Прожектора! Дайте прожектора!

– Потеряем бабочек, герр генерал.

– Прожектора, я сказал!!!

Картинки стали несравненно четче, но на свет инфракрасных прожекторов тут же устремились самонаводящиеся ракеты. Однако, нескольких секунд, пока бабочки были еще в воздухе, хватило, чтобы увидеть полную картину.

– Вот еще один!

– Три.

– И там еще.

– Семь. Матерь божья!

– Передайте в ставку, на нашем участке «Гронды», – проговорил Гарсиа севшим голосом, – Данные на карту, скорее! Мне нужно количество!

Офицер отмечал «Гронды» на карте, и руки его заметно дрожали.

– Передавайте. На нашем участке осадные мортиры «Гронд», минимум восемь штук. Мы отходим…

– Бабочек больше нет, герр генерал!

– Они нам больше и не понадобятся… Не думал я увидеть восемь «Грондов» в одном бою!


На передовой, в разворочанных окопах, остатки войск генерала Гарсия вжимались в рыхлую землю, в слабой надежде укрыться от сокрушительного огня осадных мортир. «Гронды» выстроились на линии холмов, укрывшись за неровностями местности. Мортиры опирались на четыре гусеничных платформы каждая, массивный ствол висел между платформами, почти прижавшись к земле. Но перед выстрелом мощные гидравлические цилиндры раздвигали опоры, и ствол, сохраняя направление прицела, меньше чем за секунду поднимался на высоту двухэтажного дома. В момент выстрела огромная мортира почти опрокидывалась. Передние платформы приподнимались от земли. И тут же гидравлика опускала ствол с уязвимой высоты. Каждый выстрел обрушивал на головы повстанцев ураган картечи, или термитной смеси от которой плавились камни, или разрывной шрапнели, которая, разрываясь несколько раз, настигала бойцов в самых надежных укрытиях.

«Гронды» были легендарным оружием империи. В производстве такая мортира стоила как средний боевой корабль. Каждую мортиру в бою прикрывала небольшая армия – эскорт из элитной пехоты, легкая артиллерия, поддержка с воздуха, лучшая разведка. Они держали в страхе все сопредельные страны. Нескольких «Грондов» хватало, чтобы переломить исход небольшой войны. Они были созданы, чтобы сеять панику, и успешно с этой задачей справлялись – не важно, благодаря ли техническому совершенству или из-за того, что символизировали ударное острие огромного государства.

Зонгри мог бы и не поверить сообщению о появлении в точке прорыва восьми «Грондов» сразу. Но оснований не верить не было. Гарсиа был профессионалом.


Ответ из ставки расцвел в небе над полем боя яркими васильковыми ожерельями. Ракеты «синие цепочки» сопровождала команда, передававшаяся по цепям солдат: «Сигнал дельта!»

vspomnite-fantasticheskij-kaskad-vidumki-i-uskorenie-sobitij-v-dvizhenii-k-finalu-velikoj-zhenitbi-figaro.html
vspomogatelnie-formi-psihokorrekcii-lekciya-11.html
vspomogatelnie-pomesheniya-snip-05-09-90-stroitelnie-normi-i-pravila-tramvajnie-i-trollejbusnie-linii-gosudarstvennij.html
vspomogatelnie-ukazateli-kondopoga.html
vspomogatelnoe-oborudovanie-elektrostancij-25-stranica-6.html
vspravochnike-ispolzuyutsya-sleduyushie-sokrasheniya-i-abbreviaturi.html
  • klass.bystrickaya.ru/a-uchenie-smodelirovali-process-evolyucii-v-probirke-e-postepennie-podmeni-i-revizii-priveli-k-otkazu-ot-klassicheskih.html
  • bukva.bystrickaya.ru/marketingovij-analiz-rinka-majoneza.html
  • abstract.bystrickaya.ru/38-krivolinejnie-elementi-pravila-ustrojstva-i-bezopasnoj-ekspluatacii-parovih-i-vodogrejnih-kotlov-na-gosudarstvennuyu.html
  • turn.bystrickaya.ru/ot-totema-do-svyatogo-hristofora-igor-ivanovich-akimushkin.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-2-pedagogicheskie-funkcii-i-umeniya-zimnyaya-i-a.html
  • control.bystrickaya.ru/chto-predstavlyaet-soboj-cvetovoj-pokazatel-krovi-obshij-uhod-za-bolnimi-osnovnie-lechebno-diagnosticheskie-proceduri.html
  • esse.bystrickaya.ru/redaktor-e-haritonova-margaret-tetcher-t37-iskusstvo-upravleniya-gosudarstvom-strategii-dlya-menyayushegosya-miraper-s-angl-stranica-14.html
  • knigi.bystrickaya.ru/spisok-priglashennih-k-uchastiyu-v-rabote-i-torgovogo-foruma-sibiri-stranica-2.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-18-kriminalisticheskoe-issledovanie-veshestv-i-materialov-issledovanie-dokumentov-odin-iz-vazhnejshih-razdelov.html
  • literature.bystrickaya.ru/chempionovchampion-01-avstralijskaya-ovcharka-australian-shepherd-fci-342-kobeli-males.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-napisaniyu-oformleniyu-pismennih-rabot.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/publichnij-doklad-direktora-mou-dubkovskoj-sosh-pereslavskogo-mr.html
  • tests.bystrickaya.ru/kreativnij-rabotnik-osobennosti-rabotnika-postindustrialnoj-ekonomiki.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-8-rimskaya-literatura-istoriya-vozniknoveniya-6ch-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-istoriya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/reshenie-zadach-po-mehanike.html
  • literatura.bystrickaya.ru/skazka-o-molodilnih-yablokah-i-zhivoj-vode-stranica-20.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/konspekt-zanyatiya-po-oznakomleniyu-s-okruzhayushim-metodicheskie-razrabotki-dlya-vospitatelej-dou-vvedenie.html
  • universitet.bystrickaya.ru/the-mentality-of-russians-the-relationship-of-the-people-and-the-elite-the-place-of-intelligence-in-social-life-is-characterized-not-even-for-a-belligerent-and-for-the-occupied-country-stranica-4.html
  • grade.bystrickaya.ru/obshestvennie-nauki-v-celom-byulleten-novih-postuplenij-2004-god.html
  • write.bystrickaya.ru/federalnij-nadzor-rossii-po-yadernoj-i-radiacionnoj-bezopasnosti-postanovlenie-stranica-2.html
  • composition.bystrickaya.ru/polozhenie-o-iv-yuzhno-rossijskom-otkritom-konkurse-pianistov-studentov-muzikalnih-uchilish-kolledzhej-uchilish-iskusstv.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zoopsihologiya-i-sravnitelnaya-psihologiya-rabochie-programmi-cikla-obsheprofessionalnih-disciplin-vvedenie-v-professiyu.html
  • spur.bystrickaya.ru/konstitucionno-pravovie-osnovi-deyatelnosti-sudebnih-organov-kirgizskoj-respubliki.html
  • klass.bystrickaya.ru/aleksandr-prugalov.html
  • pisat.bystrickaya.ru/subekti-vospitaniya-v-sovremennom-rossijskom-vuze.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konspekt-4-provedeniya-zanyatiya-po-grazhdanskoj-oborone-dlya-grupp-ne-voshedshih-v-nasf-tema-4.html
  • essay.bystrickaya.ru/celi-i-zadachi-rabochej-programmi-uchebnoj-disciplini-kak-osnovnoj-orientir-opredeleniya-soderzhaniya-kontroliruyushih-materialov.html
  • bukva.bystrickaya.ru/osnovi-neverbalno-komunkac.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sochinenie-dolzhno-obladat.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravit-preobrazovanie-rgb-v-hsv-eto-specificheskoe-agregatnoe-sostoyanie-veshestva-v-kotorom-ono-proyavlyaet-odnovremenno.html
  • school.bystrickaya.ru/ekologicheskie-problemi-astrahanskoj-oblasti.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/voprosi-dlya-samoproverki-a-p-shihverdiev-proekt-korporativnij-menedzhment-uchebnoe-posobie.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-85-icebookreaderprofessionalheaderstart.html
  • university.bystrickaya.ru/evropejskoj-nerzhavejke-nikak-ne-ustanovyat-poshlini-semnadcat-komissij-i-plan-do-vesni-21-izvestiya-ilichev.html
  • spur.bystrickaya.ru/krestyanskie-vedomosti-9062010-g-rossijskaya-gazeta-06-2010g-den-myasa.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.